все публикации
увеличить/уменьшить шрифт

продолжается размещение текста монографии Владимира Мартыненко

Кальде

государственной

ра

власти

УДК
ББК
 
323:336.71(470+571)
66.3(2РОС)6+65.262.1(2РОС)
М29

Мартыненко Владимир Владимирович
КАЛЬДЕРА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
Москва: Издательство ИСПИ РАН. Издательский дом «Академия». 2005. – 752 с.: ил.
ISBN 5-7556-0324-3 ISBN 5-902936-01-2
Рецензенты: Г.В. Осипов, доктор философских наук, академик РАН, Н.А. Кормин, доктор философских наук

На первой странице обложки и титульном листе: Питер Брейгель. «Пчеловоды». Бумага, перо, коричневые чернила. Около 1568 года. Берлин, Гравюрный кабинет, KdZ, 713
 

Прочитав данную книгу, читатель сможет найти ответы на многие вопросы, касающиеся причин нерешённых и перманентно обостряющихся проблем Российского государства, общества и экономики. В монографии детально раскрывается сущность, двойственная роль и значение государства, внутренние закономерности и противоречия его развития, определяются индикаторы, отражающие процесс трансформации политики власти из экономически необходимой в экономически неоправданную и вредную для общества. Представлен глубокий критический анализ марксизма, выявлены его концептуальные ошибки и алогизмы, определены рудименты указанного учения, сохраняющиеся в сознании общества и властных структур, обнажено их негативное воздействие на экономическое и политическое положение в стране. Рассмотрены недостатки и формы вульгаризации либеральных идей и принципов социально-экономического развития, обоснованы пути разрешения противоречий либерализма. Даётся реалистическая и крайне негативная оценка Закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», форм и методов его реализации; убедительно доказывается, что действия Банка России и Правительства с неизбежностью приведут к очередной потере российскими гражданами своих и без того скудных сбережений. Предложены конкретные меры по изменению системы денежной власти, которые необходимо предпринять для преодоления современной кризисной ситуации и сохранения российской государственности.
Рекомендуется политологам, социологам, философам, экономистам, правоведам.

Все права на настоящее издание принадлежат автору. Любое воспроизведение, перепечатка, копирование, ввод в компьютерную память или иные подобные системы распространения и иные действия в отношении данного произведения и издания полностью или частично производятся только с разрешения автора, за исключением случаев цитирования в объёме, оправданном целью цитирования, или иных способов использования, допускаемых применимым законодательством. Любое разрешённое использование допускается с обязательным указанием наименования произведения, его выходных данных и года опубликования. Запросы на приобретение или частичное воспроизведение этой книги присылайте на адрес электронной почты:

Оглавление

 0.Вве­де­ние   –  1.Марксистс­кое уче­ние как ка­та­хре­за   –  2.Опас­ные заб­луж­де­ния на те­му эксп­луа­та­ции   –  3.Сущ­ность го­су­дарст­вен­ной влас­ти, тео­рия «от­ми­ра­ния» го­су­дарст­ва как спо­соб обос­но­ва­ния по­ли­ти­чес­кой дик­та­ту­ры   –  4.Ста­рые проб­ле­мы «силь­но­го» го­су­дарс­тва в но­вом фор­ма­те   –  5.Внут­рен­ние про­ти­во­ре­чия де­мок­ра­ти­чес­ко­го уст­ройст­ва   –  6.Ма­гия де­нег   –  7.Ду­тая борь­ба с ду­тым ка­пи­та­лом   –  8.Кап­кан для бан­ков и тор­фя­ной по­жар для эко­но­ми­ки   –  Ре­цепт для го­су­дарст­ва: необ­хо­ди­мо пол­ное «пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ние» мат­ри­цы де­неж­ной влас­ти  –  Вмес­то зак­лю­че­ния: contra spem spero  –  Изб­ран­ная биб­лио­гра­фия  –  Кор­зи­на ука­за­те­лей  –  Кор­зи­на при­ло­же­ний

Н

Новую монографию доктора политических наук Владимира Мартыненко можно рассматривать как своего рода продолжение вышедшей год назад его книги «Неизвестная политика Банка России». К сожалению, многие высказанные им в ней предостережения о неизбежности обострения социально-политической ситуации в стране при продолжении прежней политики Правительства и Центрального банка начинают сбываться. Монография «Кальдера государственной власти» появляется в период, когда о возможной потере Россией своей государственности стали говорить не только социологи и экономисты, но и представители государственной власти.

Современная экономическая и социально-политическая ситуация всё больше напоминает положение в ряде европейских стран в период между двумя мировыми войнами, когда кризис демократии и либерализма проявился в общеевропейском и общемировом масштабе. В России при воссоздании видимых форм демократии «неолибералами» от власти сначала был выхолощен дух и смысл либеральных ценностей и образовано бюрократическое болото, в которое стали проваливаться любые разумные попытки обновления политического курса власти. Демократия, превращённая в пустую форму, естественно, оказывалась более чем бесполезной. Благодаря манипуляции общественным мнением осуществлялись попытки заставить людей делать и выбирать то, что нужно было самой власти, причём так, чтобы избиратели сами не сразу осознали то, что они делают, а, как и в прежние времена, дружно выполняли команды с «голоса хозяина». При сохранении игры в демократическое и либеральное правительство возрождались административно-командные методы управления экономикой, с помощью налоговой удавки и реакционной денежно-кредитной политики подавлялось развитие банковской системы, осуществлялась фактическая ликвидация мелкого и среднего бизнеса. Властные структуры всё меньше прислушивались не только к средствам массовой информации (которые становились всё более ручными), но и к мнению учёных, вскрывающих ошибки и недостатки подобного подхода, отмечавших, что система предельно критических показателей развития страны свидетельствует о нахождении России у той черты, когда срочно необходима корректировка всей социально-экономической стратегии и социальных приоритетов, говоривших о реакционности всех проводимых в обществе и экономике реформ, если в результате их реализации деградирует человек как социальная личность и распадаются социальные связи. Вспомним слова поэта А. Вознесенского: «Все прогрессы — / реакционны, / если рушится человек».

Однако предложенные учёными (и не только учёными) рекомендации и предостережения не могут помочь делу, когда государственная бюрократия резко выступает обычно в латентной форме против любых изменений политического курса, способных помешать ей и связанным с ней социальным группам обогащаться за счёт остальных составляющих абсолютное большинство членов общества. Государственная власть проявляет свою неспособность учиться и извлекать уроки из исторического опыта. Даже понимание кризисной ситуации не ведёт к принятию практических действий по её исправлению. Не говоря уже о том, что само понимание властью сложившейся ситуации начинает формироваться в основном за счет её прислужников и агентов влияния (включая и государственные средства массовой информации, и деятельность спецслужб), заинтересованных не столько в том, чтобы «раскрывать глаза» руководству государства, а в том, чтобы ему не противоречить. Как с горечью, но абсолютно справедливо отмечал в своей книге «Рука Москвы. Записки начальника советской разведки» бывший заместитель председателя КГБ СССР  Л. В. Шебаршин, выделяя один из факторов крушения Советского Союза, «высокомерное могущество» не нуждалось в правдивой информации. Не нужна она и власти, «парализованной собственной слабостью».

Созданный сильный «центр» политического спектра, которым так гордится сегодняшняя власть, тает, как эскимо на палочке, при нежелании или неумении Правительства решать горящие проблемы, подливающего ещё и масло в огонь социальной напряжённости непродуманными и безответственными реформами. Не случайно избиратели, которые не ходят на выборы или отдают свои голоса таким образом, чтобы выразить свой протест по отношению ко всем партиям и лидерам, составляют более половины населения страны. Это означает, что основная часть общества недовольна существующей политической и экономической системой. Даже устоявшаяся демократия, не говоря уже о нашей системе государственной власти, вряд ли сможет долго выдержать такое напряжение.

Всё более широкие социальные слои (причём не только те, которые и раньше проявляли политическую активность) осознают, что дальше так продолжаться не может. А если так пойдёт и дальше, то страна может прийти к новой катастрофе. Если люди именно в этом ключе начинают оценивать положение дел, то эта оценка сама по себе становится очень важной социальной реальностью и дестабилизирующим политическим фактором. 1  Характер ощущений людей, то, как они воспринимают общее состояние в стране, не менее значимы в политике, чем рекомендации, предлагаемые социологами и экономистами. Вместе с тем значительная часть российского общества продолжает наивно верить во всесилие государства, в саму возможность того, что появление хорошей государственной власти способно принести всеобщее счастье, сотворить всё, что будет соответствовать её идеалу и представлениям о справедливой жизни. В таких условиях особую опасность представляет практика использования низменных эмоций населения, чувства зависти, злобы, ненависти ко всем проявлениям богатства и материального благополучия (причём не только у олигархов, но и у своих соседей), стимулирование доносительства и так далее. Этим, к сожалению, не гнушаются ни политтехнологи, ни представители различных политических партий, ни сама власть. 2  При явной поддержке части властных структур предпринимаются также шаги в направлении того, чтобы на базе неокоммунистических и национал-большевистских (если не сказать национал-социалистических) лозунгов, а также эксплуатации идеи «сильной руки» воссоздать очередную форму тоталитарного государства, которая неизбежно приведёт и к массовым человеческим жертвам, и к окончательному распаду государственности России. Приходится признать правоту Гегеля, который говорил, что история будет повторяться до тех пор, пока люди не усвоят уроки, которые они должны из неё извлечь. Необходимо отметить и тот факт, что глубоко заблуждались те, кто полагал, что с крушением СССР пришёл конец и коммунистической идеологии, и идеологии государственного тоталитаризма в целом, что нам больше не придётся сталкиваться с подобными историческими феноменами и, в какой-то мере, традициями российской власти. Однако почему так происходит? Почему история появления, функционирования и распада СССР ни власть, ни общество так, в конечном итоге, ничему и не научила? Как случилось, что «демократическая власть» вновь повторяет прежние ошибки в худшем варианте? А, главное, можно ли в сложившейся ситуации предпринять ещё меры (и какие), способные предотвратить дальнейшее сползание страны к пропасти?

Ответы на эти и многие другие вопросы читатель может найти в предлагаемой его вниманию книге Владимира Мартыненко «Кальдера государственной власти». Автор не упрощает проблему и не ограничивает (как это часто встречается) объяснение провалов государственной политики либо отсутствием у представителей власти доброй воли (иными словами, наличием злонамеренных политиков), либо отсутствием способности проводить необходимую политику (наличием некомпетентной или просто-напросто беспомощной власти). Он детально раскрывает сущность, двойственную роль и значение любого государства, внутренние закономерности и противоречия его развития, определяет индикаторы, отражающие процесс трансформации политики власти из экономически необходимой в экономически неоправданную и вредную для общества. Особо отметим тот факт, что им впервые проведён исключительно глубокий критический анализ марксизма и определены его концептуальные ошибки и алогизмы. Причём концептуальные ошибки относятся не просто к самой идее реализации всеобщего счастья или коммунистического рая на земле; они были выявлены в «обнаруженной» К. Марксом и Ф. Энгельсом закономерности развития человечества (которая выражается в последовательной смене общественных формаций), в том, что преподносится представителями коммунистической идеологии в качестве научно познанного закона развития истории. Ознакомившись с монографией В. Мартыненко, осознаёшь бессмысленность продолжения научных дискуссий о том, отвечала ли модель «реального социализма» в СССР тем положениям, которые находятся в марксистской теории, или не имела с ними ничего общего. Вместе с тем в работе определены конкретные рудименты и постулаты указанной теории, сохраняющиеся в мировоззрении общества и властных структур, их негативное воздействие на экономическое и политическое положение в стране. Это очень важно. Весь исторический опыт показывает, какую необычайно весомую роль в принятии правильных решений играет научное мышление, не искажённое различными идеологическими догматами. Даже при наличии компетентности в области экономики и техники, в вопросах управления капиталом и инвестициями нельзя достигнуть положительного долгосрочного эффекта, если среди представителей власти и в общественном сознании продолжает господствовать ложная политическая философия или социальная мифология. В этой связи, как мы считаем, необходимо отказаться и от представлений о том, что философия и социология являются уделом только академических и университетских учёных. В ХХ веке философские и идеологические споры не в меньшей степени способствовали массовому террору и кровопролитию, чем политические амбиции, одержимость диктаторов и государственных лидеров, у каждого из которых были свои, пусть и безумные, философские идеи и убеждения, своя вера в собственную историческую миссию спасения человечества. Ни одно страдание не обходится без ложной радости.

К заслугам автора следует отнести также выявление недостатков и форм вульгаризации либеральных идей и принципов социально-экономического развития, рассмотрение вопросов, на которые современная либеральная теория не даёт вразумительного ответа, обоснование путей разрешения противоречий неолиберализма, способных реабилитировать так называемый либеральный подход, грубо скомпрометированный действиями российских политиков. Замечу, что кризис либерализма (который губит себя, гипертрофируя неограниченные возможности рынка, недооценивая негативную роль монополистических устремлений его участников, оставляя за государством право на монополию денежной эмиссии), его неприятие значительной частью общества, как правило, открывает дорогу для установления не только авторитаризма, но и тоталитаризма.

Наши «либеральные» идеологи от власти, к сожалению, так и не осознали, что решающим элементом рыночной экономики является не вопрос о частной собственности на средства производства, а принцип конкуренции, создание условий, препятствующих её перерождению в систему монополистического хозяйствования и ценообразования. Немаловажное значение, как справедливо отмечается в монографии, имеют вопросы развития государственного социального страхования, оказания действенной помощи тем участникам рынка, которые на время проиграли в конкурентной борьбе или находятся в ситуации, при которой ещё или уже оказываются не в состоянии сами о себе позаботиться. Необходимо только не допустить того, чтобы социальная политика государства была сведена исключительно к политике перераспределения материальных благ, при которой возникает мощная бюрократическая организация (социальная бюрократия), начинающая значительную часть средств, собираемых с налогоплательщиков на социальные нужды, направлять на поддержание собственного экономического благополучия. Не следует забывать и о том, что при полном правовом признании частной собственности государство вполне может осуществить её конфискацию путём соответствующего налогообложения, убивая всякую заинтересованность в проявлении индивидуальной инициативы, в предпринимательстве. При этом воспроизводится преступность, поскольку люди начинают думать лишь о том, как избежать конфискационного вмешательства государства в их жизнь. Неизбежным результатом такой политики являются рост и расцвет коррупции.

В монографии раскрываются внутренние противоречия демократического устройства. Отмечается, что сохранение демократии немыслимо без реализации либерального принципа разделения властей, имея в виду, что различные ветви власти должны взаимно контролировать и нейтрализовывать возможные злоупотребления друг друга. К сожалению, об этом легче заявить, чем реализовать данный принцип на практике. Ситуация с эффективным разделением исполнительной и законодательной власти обстоит не лучшим образом (и не только в нашей стране). При этом парламент практически не выполняет свои контрольные функции. Ещё хуже положение с обеспечением независимости третьей, судебной власти. Возможности самореализации «четвёртой власти», под которой понимается общественное мнение, предполагают наличие независимых (прежде всего, от органов государственной власти) средств массовой информации. Об их незавидном положении в России говорить, наверное, уже не стоит. В значительном ряде случаев на средства массовой информации оказывается прямое давление, которое приводит к тому, что они начинают выполнять не только явно апологическую, но и антисоциальную функцию, содействуя разрушению российской государственности. В такой ситуации политическая система утрачивает внутреннюю способность к нахождению различных альтернативных вариантов для своего обновления, а, следовательно, рано или поздно она оказывается обреченной на провал.

Более того, Владимир Мартыненко в своей монографии обращает внимание на исключительно важный концептуальный и процедурный аспект системы разделения властей — обеспечение условий автономного и независимого от правительства функционирования так называемой денежной власти, которая призвана осуществлять денежную эмиссию в соответствии с потребностями и возможностями экономического роста. Решение этой проблемы предполагает не просто формирование правовых и экономических предпосылок независимости Центрального банка от Правительства, а устранение монополизма денежной эмиссии Банка России, деятельность которого в настоящее время направлена на неоправданное ограничение кредитных возможностей коммерческих банков. Когда фактический объём денежной массы представлен только денежными обязательствами центрального банка (что наблюдается сейчас в России), или центральный банк начинает в административном порядке воздействовать на количественные параметры кредитной эмиссии коммерческих банков, то неизбежно снижается возможность эффективного использования экономических ресурсов общества. Если решения об изменении размеров денежной массы принимаются в централизованном порядке, её объёмы всё больше отдаляются от реальных потребностей общества в развитии тех или иных секторов экономики и экономических регионов. При этом ликвидируются не только возможность нормального функционирования коммерческих банков, но и сами деньги перестают эффективно выполнять свои функции, восстанавливается одноуровневая банковская система, характерная для административно-командного механизма управления экономикой. В Банке России появляются новые «лысенковцы», которые — кто с юношеским инфантилизмом, кто с ностальгией по партийно-хозяйственному активу — предаются мечтаниям о победе над инфляцией с помощью «решения партии» и очередной попытки выиграть, наконец, «битву за урожай». 3 

Поэтому в настоящее время как никогда остро перед обществом стоит проблема обеспечения условий, при которых банковская система в целом являлась бы равноправным участником в конструкции сложноподчинённой и одновременно иерархически независимой системы разделения властей в гражданском обществе наряду с исполнительной, законодательной и судебной ветвями власти.

Формальная независимость, в соответствии со статьёй 75 Конституции Российской Федерации, Банка России от других органов государственной власти, при игнорировании им целей и смысла существования двухуровневой банковской системы, позволяет Центральному банку с придворной безответственностью, под видом отстаивания интересов гражданского общества, жестоко эксплуатировать доверие последнего, дерзостно смешивая государственные и коммерческие интересы в своей деятельности.

Когда деньги не могут эффективно выполнять свои функции, любые действия власти по «монетизации» льгот, по выведению налогов из тени и борьбе с «серой» экономикой, по реформированию вертикали власти и судебной системы, не говоря уже о реформах пенсионной и пенитенциарной систем, ЖКХ и армии, науки, промышленности, образования и здравоохранения, на деле могут привести лишь к дальнейшему обострению социально-политической напряжённости в обществе с непредсказуемыми трагическими последствиями. Перефразируя Малларме, который говорил, что поэт пишет словами, а не идеями, скажу, что для учёного и политика важны идеи, а не слова. В монографии приводятся конкретные рекомендации по исправлению сложившейся ситуации, переоценке основных установок и принципов проведения государственной политики, направлений и объектов государственного регулирования, формированию полноценных национальных денег и эффективной банковской системы. На протяжении всей своей жизни я как социолог всегда понимал, что деньги не просто важная и неотъемлемая часть социальных действий, — они обеспечивают механизм социально-экономических отношений и связей между членами общества и условия его поступательного развития. Деньги нельзя уничтожить, не уничтожив самого общества. Само появление денег обусловлено наличием общества и разделения труда между его членами. Со временем может изменяться лишь форма денег, но не сами деньги — как условие взаимоотношений между людьми в процессе их деятельности. Все негативные явления в денежной сфере, такие, как инфляция, отражают наличие неудовлетворительной социально-экономической и политической организации общества, грубое нарушение принципов равноправного обмена между людьми. Теперь, прочитав представленную вашему вниманию серьёзнейшую социологическую работу, я, используя слова О. Уайльда, «знаю, что так дело и обстоит». 4 

Новая монография Владимира Мартыненко, несомненно, по достоинству будет оценена всеми заинтересованными читателями, в числе которых, я надеюсь, будут и представители российской государственной власти, на деле стремящиеся к сохранению целостности государства и его процветания. Тем более она понадобится современным студентам как будущим представителям российской государственной власти, и, надеюсь, развитого гражданского общества.

информация о новых публикациях: